Андрей Ф.,

выпускник 2013 года

№1 Говорит Смоленск

Радиоточка в столице

Вилами пишет в воде,

Клеймит вниманием лица

На левой одной частоте.

Тешат застывшие души

Прямо и наискосок.

-Тихо! Пора слушать!

Мы принимаем звонок!

-Здравствуйте, вы в эфире,

Что вы хотели сказать?

-Я из Смоленска.

Быть может

Хватит мой город пинать?

-Что вы имели в виду?

-То, что во всех новостях

Мы постоянно внизу.

-Это уместно, ведь так?

Дыры в умах и в асфальте,

Белый туман в вышине,

Портите место на карте,

И статистику по стране.

-Думаешь, мы из обители,

В коей не спится от бед?

Я от лица ее жителей

Буду держать ответ:

Нет ничего хуже,

Чем слышать о мнимом бессилии.

Ты не суди, кто мы есть,

Может, взглянешь, кем мы были?Ключ от России хранить,

Разных предмет интересов:

Кто не хотел нас казнить

В свете глобальных процессов?

По душам с захватчиком страшным

Часто вели разговоры,

Не пожалев части башен

И пожертвовав древним собором.

Стоя у нас на крыльце,

Часто владыки вселенной

Сильно менялись в лице,

Видя кирпичные стены.

Под рупор Великой войны

Там, на границе где-то

Дети моей стороны

Шли в бой за страну Советов.

Вы опускались ко дну,

Мы вас наверх поднимали,

Вы начинали войну,

Мы же ее завершали,

Не видя других вариантов -

Только флажки ориентира,

Дети столицы бриллиантов

Защищали столицу мира.

Есть аргументы иные:

Стен крепостных узор,

Высится новая церковь,

Там, где был старый собор.

Хочешь - не хочешь, а только

Город плывет в мечтах,

Даже районы советской застройки,

Тенью в заката лучах.

Бродят туристы и жители

Около ЦУМа зеркал,

Счастливы, словно не видели

Первый российский канал.

Что ж, мне пора уходить...

-Стойте!

Но как вас зовут?

-Поздно.- и трубка гудит

Звуком последних минут.

 

Звуком забытых минут...

Больше не нужных минут...

Варвара Т.,

выпускница 2016 года

     Смоленск

Когда в озябшей шкуре облаков
По узким улицам шаги звучат шкатулкой,
Асфальт скулит от острых каблуков
И тихо воет в тёмных переулках,

 

Возвысившись над городом, Свеча
Горит всё ярче в это воскресенье,
И толпы искр, тая и шепча,
Идут к её подножью за спасеньем.

 

А за окном идёт без спешки дождь из лиц,
Лишь иногда ручьи стекают в ямы.
Здесь дружба крепкой вяжется без спиц,
Вражда тут ходит постоянно пьяной.

 

Смеясь, Меня Окутывает Лира,
Естественно Ныряя С Камня вниз.
Мой дом – песчинка всего мира,
Но украшающий его карниз.

 

 

 

 

     Зеркало

К столетию со Дня

Октябрьской Революции 1917 года

 

В звенящем ветре городов,
В запутанных ветвях  ж/д,
В объятьях пыльных башмаков,
В ручьях окрашенной воды

 

Укутаны наши шаги,
И спрятаны глаза в шелка:
На ощупь колки-не мягки,
На вид как листья табака.

 

И глотку драть, как кожу-в кровь,
И плакать ядом в сотни лет
Мы будем дальше. Пули слов
Стреляют в воздух. Он нагрет,

 

Он раскалён, он плавит грунт.
Копыта кости стёрли в пыль.
Мы дышим ей, мы варим кнут,
Едим разрозненную быль.

 

Заражены! Отравлены!
И вновь на земли площадей
Стада идей направлены,
И бьют железных лошадей.

 

Не помня жертв, не помня снов,
Идём по тем же тропам в бой.
«Всё для народа! Для сынов!»
Мы - отраженье, боли вой.

 

Народ всем сердцем хочет мир,
К которому пути чрез грязь.
Из века в век толпа задир
Всю землю покрывает в бязь

 

И алым цветом пишет жизнь,
Историю твоих отцов.
Поймите ж, крики тянут вниз,
Где ты лишь холода улов.

 

И век прошёл, а мы в ту степь
Спешим бежать и жечь права.
Спасибо «Им», а жизни цепь
Украсят добрые дела.

     Алый

Нам надоело носить рубахи
Лицом на земли, в которых нас,
Как удобренье, не тронув плахи,
Повалят кучей кричащих масс.

 

Нам не по вкусу пахать то поле,
В котором наши гнедые рвут
Упряжки. Пылью посуду моем,
Когда же в платьях ваши поют,

 

А наши пашут, хотя их голос
Пронзает саблей в степи ветра.
Ваш утончённый лишь двинет колос,
Но не на площадь коней стада.

 

Мы вместе с рожью посеем жизни,
Земля поднимет за нас леса.
Нет, не дадим загнить! Капризны
Нам ваши губы и синь в глазах.

Мы в яму бросим все наши страхи
И небо с песней мы будем рвать.
Лицом к горячим телам рубахи
Наденем, чтобы мир поменять.

 

 

 

 

     На ступень выше?

Рубили головы и древа.
Сносили судьбы и дома.
В дворце сидела королева,
Она ударила шута.

 

Молчанье тяжкое проснулось,
Четыре глаза рвут слова.
Лицо шута чуть усмехнулось,
Он знал, что дама не права.

 

Он знал не мало, но как шутку
Нёс, словно на подносе чай,
Больную правду. Как же жутко
С улыбкой приносить печаль!

 

Кричат ему: «Ах! Ты дурак!
Ну, позабавь нас, что есть сил!»
И зеркало шут, как мастак,
Гостям обрюзгшим приносил.

 

И каждый знал, что дело в том,
Что шут здесь прав, а не они,
И каждый бы длинным кнутом
Его б по шее больно б бил.

 

Но жест такой лишь доказать
Сумел бы их неправоту,
Поэтому дурная знать
Не может волю дать кнуту.

 

Чем выше пост, тем больше страх
И нервная свобода рук.
Тот, кто боится, тот в глазах
Правдивых держит море мук.

 

Рубили чаще, кость болела.
Сносили. Пусто. Нет следа.
В дворце сидела королева,
Она ударила шута.

 

 

 

 

     «Новый!»
И снова нежные надежды,
Пропахнувшие снегом талым,
Построенные дальше планы,
Сменяем старые одежды
На сцены, стены, двери, залы.

И снова кажется возможным
Добиться счастья в том, что близко,
Добиться тех, кто был разыскан
Среди толпы. Ведь это сложно.
А вдруг и выдастся прописку

Сменить на адрес "Счастье, 8".
Пусть каждый выскребет по тонне
Сил, сможет в разговоре
Не выражать, что сердце просит,
А просто сделает по воле.

Бери что дорого и мило!
Дари, что можешь - безвозмездно!
Живи, чтоб в памяти бомбезны
Воспоминанья бурны были.
Живите чувственно и честно!!!
 

Смоленская вальдорфская школа "Созвучие". Официальный сайт.